Воскресенье, 24.09.2017, 22:17
Приветствую Вас Гость | RSS

Ф.М. Достоевский.

Поэтика романа


Раскрывая тайны человеческого духа, Достоевский создал особое искусство – редчайшее искусство мысли, которое до него не существовало. Раскрытию особой духовности у Достоевского служат и художественные особенности, поэтика его произведений, язык и стиль, место и время действия, пейзаж и композиция. Язык в произведениях Достоевского – средство могучей творческой мысли, которая то плавна, спокойна, то нервна и прерывиста – отсюда масса оговорок, предположений и слов: впрочем, как будто, как-то, хотя… Однако, режим романа стремительный, как горная лавина, подчиняет себе стиль; благодаря этому ритмы Достоевского создают новую геометрию искусства, дополнив эвклидовый трёхмерный мир - «четвёртым измерением» - духовности. Не в этом ли разгадка слов А. Эйнштейна: «Достоевский дал мне больше, чем Гаусс». Недаром Иван Карамазов признаётся Алёше в своём бессилии выйти за пределы эвклидового трёхмерного мира. Язык и стиль Достоевского поражает естественностью. Существует мнение, что, по сравнению с языком Тургенева и Л.Н. Толстого, язык Достоевского проигрывает в живописности. Однако, у Достоевского своя манера изображения. Он незаменимыми на первый взгляд ускорениями и замедлениями, повышениями и понижениями речи, ритмом, паузами помогает нам ощутить невидимое движение жизни. Все герои этого романа характеризуются словесно, но языковый портрет Раскольникова – самый выразительный. Достоевский показал раздвоение главного героя, использовав для этого ряд стилистических приёмов: неблагообразие слога Раскольникова, дисгармонию его синтаксиса, раздражительную прерывистость речи, но прежде всего контраст между внешней и внутренней формами речи героя. У каждого героя «Преступления и наказания» язык индивидуализирован, но все они говорят на «одном» языке – языке «четвёртого измерения» писателя. Именно, в этом и состоит кажущаяся на первый взгляд «одинаковость» героев Достоевского. Стиль каждого большого художника – нечто целое, где нет ничего случайного. Всё в стиле Достоевского: и портрет, и пейзаж, место и время действия, - подчиняется законам «четвёртого измерения», где перестаёт действовать земное тяготение. В «четвёртом измерении» Достоевского портрет не играет существенной роли, но он никогда не бывает случайным, всегда служит для раскрытия идеи того или иного героя. Например, изображая Свидригайлова, Достоевский мимоходом бросает деталь: его глаза смотрели «холодно, пристально и вдумчиво». Но ведь в этой детали весь Свидригайлов, для которого всё безразлично, всё дозволено, которому вечность представляется в виде закоптелой бани с пауками и которому остались лишь только мировая скука и пошлость. Глаза играют особую роль в портрете героев. У Дуни - «глаза почти чёрные, сверкающие гордые и в то же время иногда, минутами, необыкновенно добрые». У Раскольникова - «прекрасные тёмные глаза», у Сони - «замечательные голубые глаза» (и в этой красоте глаз - залог их будущего соединения и «воскресения»). Вот портрет старухи – процентщицы, вся выразительность которого достигается употреблением уменьшительных суффиксов и слов: «Это была крошечная, сухая старушонка, лет 60, с вострыми и злыми глазками, с маленьким вострым носом и простоволосая. Белобрысые, мало поседевшие волосы её были жирно смазаны маслом. Старушонка поминутно кашляла и кряхтела». Получился своеобразный «ритм глаз» в стиле Достоевского, ибо глаза - непременный атрибут духовного облика героев «Преступления и наказания», и по глазам можно узнать их идею, раскрыть их тайну. Ещё А. Блок в 1905 году сказал: «Всем памятны у Достоевского встречи глаз, в которых обозначается тайна». (А. Блок. Собр. соч. том 5, М-Л, 1962 г. стр. 589). История «Преступления и наказания» происходит в Петербурге. И это не случайно: самый фантастический на свете город порождает фантазии героя. В мире Достоевского место, обстановка, природа неразрывно связаны с героями, составляют единое целое, и Петербург здесь не просто место действия, не просто образ – Петербург – участник преступления Раскольникова. В романе немного кратких описаний города, но это достаточно, чтобы почувствовать «Петербург Достоевского». Раскольников также двойственен, как и породивший его Петербург (с одной стороны, Сенная площадь - «отвратительный и грустный колорит картины; с другой стороны – Нева, «великолепная панорама»), и весь роман посвящён разгадке этой двойственности Раскольникова – Петербурга. «В ясный летний день Раскольников стоит на Николаевском мосту и разглядывает великолепную панораму. Необъятным холодом веяло на него всегда от этой великолепной панорамы, духом, немым и глухим, полна была для него эта картина… Дивился он каждый раз угрюмому и загадочному впечатлению и откладывал разгадку его…» Природа, комната, жилище у Достоевского – часть души человека, внутренний пейзаж человеческой души, в немалой степени определяет человеческие поступки. В душе Раскольникова – убийцы так же «холодно, темно и сыро», как в Петербурге, и «дух, немой и глухой,» города звучит в Раскольникове, как тоскливая песня одинокой шарманки. Духовно и описание страшной грозовой ночи, предсмертной ночи Свидригайлова, когда его жуткий душевный хаос сливается с жутким природным хаосом. Большую роль в романе играет точность хронологии произведения. В мире Достоевского время, как и пространство, являются функцией человеческого сознания. В зависимости от духовного состояния героев время может бесконечно растягиваться, то сжиматься, то почти исчезать. Недаром, в одной из черновых тетрадей к этому роману Достоевский записывает: «Что такое время? Время есть и не существует, время есть цифры, время есть отношение бытия к небытию». Начинается время романа известно: «В начале июля, в чрезвычайно жаркое время, под вечер…» Достоевский ведёт точный счёт дням. В первый день Раскольников делает «пробу» и знакомится с Мармеладовым, во второй день он получает от матери письмо, бродит по городу, на Сенной площади встречает Лизавету, на третий день совершает убийство. Во второй части Раскольников теряет ощущение времени, заболевает, впадает в беспамятство: «Иной раз казалось ему, что он уже с месяц лежит, в другой раз – что всё тот же день идёт». В начале романа – время медленно, затем ускоряется, а перед катастрофой – превращается в настоящий ураган, хотя сам герой снова выпадает из времени. Однако, беспамятством Раскольникова Достоевский не замедляет быстроту действия. И Достоевский «преодолевает» время в момент раскаяния и начала перерождения Раскольникова, когда 7 лет каторги делаются кратким мгновением в ожидании свободы и новой жизни. Но Достоевский не только «преодолевает» время во время раскаяния и начала перерождения, но и «останавливает» его. В эпилоге романа: степь, юрты, свобода, покаяние Раскольникова, возвращение сверхчеловека гордыни к кругу людей. В центре каждого большого романа Достоевского стоит загадочная человеческая личность, и все герои писателя заняты разгадкой тайны этого человека: Раскольникова, Мышкина, Ставрогина («Бесы»), Версилова («Подросток»), Ивана Карамазова («Братья Карамазовы»). Этим определяется композиция романов - трагедий писателя. Все лица и события в «Преступлении и наказании» располагаются вокруг Раскольникова, всё вращается вокруг образа Раскольникова. Раскольников – главный центр романа: он - участник большинства сцен романа. Достоевский сохранил дневник, исповедь; почти все события романа даются через восприятие их главным героем, который присутствует во всех сценах; в романе много мемуарных эпизодов: исповедь Мармеладова, исповедь Свидригайлова, письмо Пульхерии Александровны и др. Но все эти мемуарные эпизоды самостоятельного значения не имеют и связаны с Раскольниковым. История Мармеладовых, и история Дуни (письмо матери) – последний толчок к бунту Раскольникова… Из этих историй возникают Соня и Свидригайлов, воплощающих добро и зло в душе Раскольникова. Главная тема (Раскольников) и все три побочные (история Мармеладовых, история матери и сестры Раскольникова, истории претендентов на её руку (Свидригайлова, Лужина, Разумихина) развиваются параллельно. Уже в первых четырёх главах романа все три темы выведены на сцену и соединяются одна с другой через Раскольникова. В первой главе Раскольников идёт к ростовщице и думает об убийстве. Во второй - он встречает Мармеладова, который рассказывает о себе, и ведёт его к себе. В третьей - он получает письмо от матери, о помолвке Дуни с Лужиным, в четвёртой – он обдумывает это письмо и находит в нем аналогию с рассказом Мармеладова – жертва Дуни такого же порядка, что и жертва Сони. Раскольников не может принять этой жертвы, он должен сам помочь себе выйти из материальной нужды, убив старуху – процентщицу для подтверждения своей теории о праве «сильных личностей» на преступление. Во всех шести частях романа все три тематические фабулы возникают в связи с Раскольниковым. Линии всех трёх фабул соединяются только один раз: на поминках по Мармеладову. Бывший жених Дуни, Лужин, оскорбляет Соню. Раскольников защищает её. В шестой части побочные фабулы исчерпаны. Раскольников остаётся с Соней и Свидригайловым. Но Свидригайлов кончает жизнь самоубийством и в последней - 8 главе и в эпилоге, когда «зло» ушло из души Раскольникова, он остаётся только с Соней, а дальше начинается «новая история, история постепенного обновления человека». К побочной фабуле, к линии Разумихина, относится и фабула Порфирия Петровича (через Разумихина Раскольников знакомится со следователем, но она не имеет в романе самостоятельного существования). Однако, роль Порфирия Петровича в судьбе, в возрождении Раскольникова, очень велика. Три встречи Раскольникова с ним «представляют собою как бы законченную трагедию с тремя действиями по строго определённому плану развития сюжета. Первая встреча намечает нам тему, характер борьбы и главных героев трагедии. Вторая встреча – интрига достигает своего высшего пункта и напряжения – впавший в уныние Раскольников опять воспрянул духом после неожиданного признания Николая и посещения «мещанина». Заканчивается она смелым заявлением Раскольникова: «Теперь мы ещё поборемся!» «теперь», но и духовный центр романа - «мы ещё поборемся». Третье действие – встреча противников в комнате Раскольникова завершается неожиданной катастрофой: принимая на себя вид добродетеля, Порфирий представляет Раскольникову все выгоды «добровольного покаяния». Раскольников – не только композиционный, но и духовный центр романа. Трагедия происходит в душе Раскольникова, и все остальные действия вместе с ним пытаются разгадать тайну этой трагедии. Все чувствуют значительность этой личности, и все хотят отгадать загадку его роковой раздвоенности. Раскольникова характеризуют мать, сестра, Разумихин, Порфирий, Соня, Свидригайлов и другие. Таким образом, поэтика романа подчиняется главной и единственной задаче – воскресению Раскольникова, избавлению «сверхчеловека» от преступной деятельности и приобщения его к миру остальных людей. Как опытный проводник, знающий единственную и верную дорогу, ведёт Достоевский читателя через лабиринт совести Раскольникова.
 
Форма входа
Поиск
Часы
Наш опрос
Оцените мой сайт
Всего ответов: 58
Высказывания
*Безмерное самолюбие и самомнение не есть признак чувства собственного достоинства.
*Есть три рода подлецов на свете: подлецы наивные, то есть убежденные, что их подлость есть высочайшее благородство, подлецы, стыдящиеся собственной подлости при непременном намерении все-таки ее докончить, и, наконец, просто подлецы, чистокровные подлецы.
*Жизнь скучна без нравственной цели, не стоит жить, чтобы только питаться, это знает и работник — стало быть, надо для жизни нравственное занятие.
*Дурак, сознавшийся, что он дурак, есть уже не дурак.
*Хорошие мысли предпочитаются блестящему слогу. Слог — это, так сказать, внешняя одежда; мысль — это тело, скрывающееся под одеждой.
*Искусство только тогда будет верно человеку, когда не будет стеснять его свободу развития.
*Человек есть существо, ко всему привыкающее, и, я думаю, это самое лучшее определение человека.
*Удивительно, что может сделать один луч солнца с душой человека!
*Учитесь и читайте. Читайте книги серьезные. Жизнь сделает остальное.
*Человек — целый мир, было бы только основное побуждение в нем благородно.
*Что такое талант? Талант есть способность сказать или выразить хорошо там, где бездарность скажет и выразит дурно.
*Я не хочу и не могу верить, чтобы зло было нормальным состоянием людей.
*Таланту нужно сочувствие, ему нужно, чтоб его понимали.
*Только бы жить, жить и жить! Как бы ни жить — только жить! Экая правда! Господи, какая правда! Подлец человек!.. И подлец тот, кто его за это подлецом называет.
Друзья сайта

center

center


Кнопка сайта
Статистика